Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: копаюсь в разуме (список заголовков)
10:34 

Отклонения разума

Во всем лукавец и паяц
Он вернулся - тот человек, что месяц назад добровольно искалечил себя. Он вернулся обратно, в дом, где я живу.
Я увидел его сейчас на лестнице: спускаясь за газетами, столкнулся вплотную. С ним была мать, но было ощущение, что он совершенно один во всем доме. Теперь, когда внешний мир так мало вторгается во внутренний, он всегда может оставаться в одиночестве, даже когда находится в центре громадной толпы.
Интересно, а насколько мне мешают глаза и уши? То, что они мешают, заметно - они искажают предметы действительности и всё время выдают их за другое, чем они не являются. Так можно смотреть на смятую ткань и увидеть рыцаря на коне. Рыцаря нет, говорит разум, , но он есть, глаза четко различают шлем, нагрудник, копыто лошади. Так же они искажают всё, на что посмотрят.
Тут нужно включить свой ум и подумать: может ли быть так, чтобы всадник с конем запутались в ткани? Нет, перед тобою обычная игра тени и складок; чтобы удостоверится точно, можно коснуться рукой - пальцы почувствуют ткань. Но глаза видят рыцаря. Ткань и тени простой пример, но все предметы искажены. даже серьезные и непостижимые для пальцев. А мозг не всегда угадывает правду - ему мешает то, что видят глаза.
Вот и спрошу себя - как тому ослепленому, мешают ли мне глаза? Сильно, сильно, очень сильно.

Не понимаю, почему меня задело случившееся, почему я старательно - правда. соблюдая приличия - наблюдал за ослепленным. За его большими очками всё равно ничего не разглядеть, и он не перестал быть человеком, у него не выросла третья рука. И всё же он - другой, только из-за моего знания о том, что случилось. В моем понимании он - особенный, окруженный ореолом таинства. Только зачем я пытаюсь проникнуть в тайну, не понимаю; обычный человек как должен себя повести? Списать всё на пьянку и успокоиться. Но флюиды дум ослепленного наложились вдруг на мои и - странность! - нашли отклик. Мы стали словно близнецами, что, разделенные расстоянием, всё равно поступают одинаково; нас связало нечто общее, какое-то начало. которое есть в ослепленном и во мне. Потому я так настырно вскрываю его охраняемую тайну - она и моя в той же мере, как и его.

@темы: копаюсь в разуме

17:05 

Ответы моей любимой тетушке

Во всем лукавец и паяц
Почему неправильно? Кто установил, что все чувства нам важны? Даже лишившись одного или всех разом, мы не умираем,и продолжаем жить как люди.
Но мой вопрос и мое наблюдение [шпионство] за слепым продиктованы прежде всего эгоистичным желанием разобраться самому, и вывести теорию его слепоты, и доказать, и уверовать - и своей верой заразить другого, хотя бы одного человека. Мне в руки снова попались хорошие книги Л. Андреева; читая его, я наконец стал четко видеть нить хорошего повествования. И раньше понимание было во мне, в моем уме, потому что, если бы оно там не находилось - я бы его не развил, не усилил, но только в последний год оно начинает набирать силу. Мне представляется сейчас, что мой ум спал много лет.
Теперь я проснулся. Я по очереди пережил то, что переживает любой автор и любой графоман; меня трясло временами от потока чувств и лишало сна, я испытал все ощущения от понимания мира - возможно, они схожи с ощущениями человека, которого в зрелом возрасте посадили в острог, и он провел там 30 лет. Он не забыл ни запаха леса, ни той прозрачной и глубокой чистоты воздуха, которая бывает только серединой весной, когда снег сойдет, но лиистьев еще нет. Он помнит ту пронзительную бездну воздуха между небом и землей; его все вдыхают и никто не забывает. Но тридцать лет он был лишен этого в своей тюрьме.
А потом, серединной весной, его выпустили из душного и низкого каменного мешка, выпустили на улицу. И бывшему узнику нужно время, чтобы все вспомнить - и всё ж его счастье полнее счастья вольного человека. Он вспоминает - и понимает, какую ценность имеет отнятое на тридцать лет.
Я понимаю. Процесс начался сам, как брожение вина, теперь его не остановить. Вы. может. спите - но я проснулся. Я вижу вещь и хочу угадать, что это за вещь; я - повзрослел, мне не нужны подсказки и правила, говорящие. что эта вещь есть то-то и то-то. Я сам должен вывести для себя ее сущность. Вот потому я не могу примириться с объяснением, что начало слепоте положила банальная пьянка; я хочу верить, что человеческий мозг в своем развитии пытается достигнуть недостижимых пределов. Не все люди перейдут Рубикон; может, я шпионю за перешедшим, не знаю, пока не понимаю этого. Но его действия, та сторона мира, на которую он ступил, и зайти на которую добровольно согласится не каждый - она манит меня своими тайнами. В чужой слепоте я хочу найти отгадку мира. Тогда я смогу рассказать о ней и другим; сейчас же во мне мирриады слов, но, едва я открываю рот, как они пропадают непонятно куда - и разадется какой-то жалкий писк, а не речь.

Вот как многие люди живут, как и я, впрочем, и вы, тетушка? Есть у нас то, что зовем жизнью и сами наполнили: надо - идем на работу, потом - домой, в семью. Захотелось чего-то занятного - книга, кино, магазин, аттракцион. Захотелось интересного - споры, рассуждения, домыслы. И годами так. Есть, как очерченный круг, нечто, что зовем своей жизнью, и за грань этого круга не заглянем. Из всей толпы, людской несмети, из всех миллиардов только сотня поднимется и перейдет черту, дальше пойдет. Только эта сотня, как ломовая лошадь, двинет вперед телегу-человечество. Лучшие умы - они, лучшие руки - они, чистейший разум - у них; для них жизнь как поле, а для других - круг. Они - куда хочешь иди, а у других - граница. И когда я увидел, угадал, понял высоту, на которую может уйти разум человека - я позавидовал им самой черной завистью. Они - вольные, я - в вольере своего ума. Я хочу к ним. Как щедринский баран, почувствал волю, но не получил ее

@темы: копаюсь в разуме

00:01 

Слепой

Во всем лукавец и паяц
Надо мной живет слепой и глухой человек, добровольно изувечивший себя. Раскаленная на огне спица стала последним предметом, который он увидел. Я знаю о его увечье, но не разгадал тайны его происхождения, хотя и прошло десять месяцев. Зато я постыдно шпионю за увечным, стоит ему появиться на лестнице; мать заботливо поддерживает его за локоть, глядит под ноги и не замечает слежки. Матери я будто не вижу, она для меня не живет вовсе, в мире есть только инвалид и его упорно хранимая тайна.
За десять месяцев он не раскрыл рта и не сказал даже одного слова. Это я узнал от его матери, чье существование ничтожно.
Уже весной (а дело случилось 17 января) существование увечного приобрело для меня знаковый, особый смысл; он превратился в некий символ для меня, тайный и желанный, и который надо обязательно разгадать. Символично всё: и то, что он живет выше меня на три этажа и над моей головой, как высшее существо (бог или царь), и его молчание (он как не находит тех слов, что стоит произносить, или же слова сделались для него чужими, артефакт его прошлой жизни). Знаковой является его слепота, и она как отличительная черта – погасший для Гомера свет, слабеющие глаза Борхеса.

@темы: копаюсь в разуме

11:43 

Игры всерьёз

Во всем лукавец и паяц
«Разум наш ужасающе шаток; наше спасение – в неосмыслении подобного факта. До тех пор, пока человек не задумается над слабейшими местами своего симбионта, он будет счастлив. Даже такой ничтожный момент, как сказанное слово, и он способен пошатнуть разум; простое возмущение воздуха наносит страшнейший удар, от которого не оправляются. Проведу аллегории – мой разум напоминает мне Шалтая-Болтая. Он хрупок.
У меня лежит мешочек с бобами. Всего несколько горстей красной и белой фасоли без счета и вперемешку; когда мешок встряхиваешь, они складываются в узоры, встречаемые в калейдоскопах и гадальных тарелках. Фасолины ложатся друг к другу в произвольном порядке, обещающем закономерность. Каждый вечер перед сном я зачерпываю бобы из мешка ровно столько, сколько ухватит ладонь, и без счета ссыпаю рядом с кроватью. Бобы хранят мои сны и встречают со мною рассвет. Утром, при пробуждении, я отделяю белые зерна от красных, затем пересчитываю их по отдельности, и складываю полученные числа. Если разум не в силах сосчитать вещи, и сложить их число, и понять их конечность, то разум безумен. В тот день, когда фасоль у кровати не будет иметь счета, в тот день он обезумеет. Пожалуй, мои бобы есть самый простой способ засечь этот миг и увидеть начало своего сумасшествия.»

@темы: копаюсь в разуме

14:53 

Часы - стимпанк?

Во всем лукавец и паяц
Однажды я сделал стимпанковые часы, они были точны и почти бесшумны. Я делал их долго, и когда село солнце, я выбросил инструменты - часы были готовы. В последний момент я нанес на циферблат деления, затем стёр их и написал на бумаге:
"Часы, выдуманные в безумии (часы, выдуманные во сне).
Насмешка с долей жестокости: существам, полагающим себя здравомыслящими, снятся безумные сны! Им ведомо об отклонениях разума, но себя, себя они считают здоровыми и, просыпаясь, отрекаются от собственной сущности, как если б отрекались от рук или ног. За жизнь они предают себя бессчетное множество раз. Изучив свое тело до пяточек, они не желают изучать собственный разум, они боятся правды, как тигра, и сажают её в крепкую клеть заблуждений. Через заблуждения они смотрят на правду (через клетку они смотрят на тигра)".

Тень Борхеса стояла за мной. Голова болела, и я испытывал странное состояние радости и дикого отчаяния. Отчаяние постепенно вытеснило радость, затем я без сожалений расстался с часами, подарив их первому, кому они понравились. В тот день в первый раз пошел снег.

Зима прошла, и сейчас, весной, я не могу припомнить, как их делал и вообще делал ли эти часы. То, что они были - зафиксировано фотографией, но в доме нет ни одного доказательства их сборки, нет материалов и нет инструментов. Я не могу припомнить, как их делал, как соединял детали, н могу поднять изготовление в своей памяти; всё, что есть у меня сегодня - фотография часов на фоне стены в моем доме (я узнаю рисунок обоев). То, что написано в самом начале, это не доказательство, а лишь разумная причина присутствия часов на фотографии, сделанной моим фотоаппаратом на фоне стены моего дома. Часы были со мной долгое время, я это знаю точно, поскольку проходила не одна ночь, а они всё стояли на тумбе, постепено меняя облик - но я не помню, чтобы прикасался с ним, что-то доделывая и дополняя. Я только нанес на циферблат деления, в тумбочке до сих пор валяется контур.

@темы: копаюсь в разуме

Всякая всячина: и ветчина, и ржавчина

главная