Черный*
Во всем лукавец и паяц
...а на выходные меня забрали в место, которое известно под именем Волховского котла. Там, в узкой горловине Мясного бора, люди рвались наружу, лезли под пули, пытаясь меж двух смертей выбрать жизнь. По ним стреляли, как по мишеням, они огрызались, как могли, и откатывались назад.
Я в земле - новичкам везёт! - нашел серебрянный католический медальон двусторонний - Мать и Сын. Немецкий медальон. И сразу представилось: такие вещи вешали матери сыновьям, чтобы святая уберегала их в бою. А вот не уберегла, и не седой человек тихо умер в покое, а молодой солдат упал лицом в Волховские болота.

**
И с годами всё меньше в этой войне правых и виноватых, потому то вина размывается временем, а остается жалость. И тогда русские пишут в книге памяти немецким солдатам:
- С вами бог.